Рубрики
Календарь
Январь 2012
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Monthly Archives: Январь 2012


Во время встречи с «Советом 24 декабря» Игорь Аверкиев, как я понимаю, наполовину в шутку произнес слова «политическое завещание». На что в том же тоне я ему ответил, что в марте в одном из московских издательств у меня выйдет книга, и ее можно расценивать как таковое. :) С удивлением нашел в интернете, что некое политическое завещание стало моим обязательством. Не спешите, я еще не остыл:)


Первого  декабря в прямом эфире «Эхо Перми» я признес фрвзу в отношении организаторов ноябрьского митинга «За отставку губернатора»:

» Знаете, каждый вправе куда-то приходить, а куда-то не приходить.  Я глубоко не уважаю тех, кто организовал этот митинг, но как в известной фразе, право их организовывать такие митинги готов защищать».

Учитывая, что я не знаю всех организаторов митинга лично и не имею сформированного к ним отношения, сожалею об этой фразе и приношу извинения перед теми, кого она , возможно, задела.

Надеюсь, что формат корректного отношения участников дискуссий станет правилом для нашего края.


1) Сделаны первые шаги по формированию в публичном пространстве прозрачного и понятного населению краевого бюджета, о чем уже написал.
2) Формированием правительства занимаемся, но в публичную сферу будем выходить чуть позже.
3) По формальдегиду в жилых домах Усолья провел пару встреч с ответственными лицами. Вопросов больше, чем ответов. Сейчас читаю толстенный отчет. На следующей неделе напишу подробнее. Похоже, это будет интересной, но не быстрой историей.
4) Проект «Кураторы поселений» запущен. Это зона ответственности министра регионального развития Павла Блуся. Самый большой риск — превращение проекта в пустую бюрократию. Чтобы этого избежать, надо, начиная с первого этапа, чувствовать сигналы, которые будут поступать из поселений, и реагировать на них. В том числе, с этой целью на этой неделе сам прокатился по области и пообщался с главами поселений Горнозаводского района.


Михаил Антонов и Ольга Антипина продумали форматы, которые мы будем представлять в WP для того, чтобы краевой бюджет был понятен жителям и прозрачен. На следующей неделе планируем их обсудить, и, надеюсь, они начнут появляться в публичной сфере.
По ходу обсуждения всплыли некоторые не доведенные нами до логического завершения темы. Основная — это соотношение того, что делает краевая власть, и что делают муниципалитеты. Мы не можем передать муниципалитетам налоговые доходы в связи с тем, что они распределяются очень неравномерно между ними. При такой передаче большинство средств остаются у Соликамска, Березников и Перми. Мы не передаем налоги, чтобы не допустить этой несправедливости, но одновременно с этим осуществляем большие проекты, финансируемые из краевого бюджета: строим объездную вокруг Перми, финансируем проект «Мамин выбор», расселение аварийных домов в Березниках. Все это подталкивает к мысли попытаться «вычистить» краевой бюджет от всех расходов, осуществляемых на территории муниципалитетов, и передать эти деньги муниципалитетам. В этом смысле и программа «Белые ночи в Перми», и финансирование «Амкара» могут финансироваться не из краевого, а из городского бюджета. Естественно, если жители города сочтут это целесообразным. Не пугайтесь и не паникуйте, прочтя эти строки, мы ничего не планируем менять в этой части революционным путем, просто стоит об этом подумать. Может, когда-нибудь мы дорастем до проведения референдумов по таким вопросам.
Вторая тема, как обеспечить денежными ресурсами поселенческий уровень, то есть конкретную деревню, село, небольшой населенный пункт. Здесь у нас начал работать проект самообложения. Не буду останавливаться на нем подробнее, но главы начинают задавать интересные вопросы. А что, если не только жители, но и бизнес согласится участвовать в проекте? Если какой-то бизнес согласится внести в бюджет поселения 5 млн. рублей, готова ли краевая власть так же, как в случае с жителями, внести свои три рубля на рубль вложенный? Жители небольшого населенного пункта в лучшем случае соберут 100-200 тыс. рублей. На такое софинансирование деньги в краевом бюджете заложены, это порядка 10 млн. по краю. Как только в проект входит бизнес, то масштаб проектов может стать иным. Хорошо это или плохо? На этот вопрос мы должны дать ответ на этой неделе.


1. Самым важным на данном этапе считаю понимание того, в чем суть общественного запроса. Мы явно столкнулись с проблемой, что чем успешнее город или населенный пункт, тем менее он поддерживает власть. Это показали результаты выборов, соцопросы, но проблема не только в них. Есть некий, возможно, несформулированный запрос общества. Этот запрос надо понять. Буду встречаться с широким кругом тех, кто претендует на то, что знает ответ на этот вопрос, а также с теми, кто, на мой взгляд, может подсказать хоть что-то. Надеюсь на то, что через неделю смогу сформулировать конкретнее.
2. В существующей системе федеральной оценки эффективности деятельности региональных органов власти основным критерием является сокращение неэффективных расходов бюджете. Система существует три года. Мы дважды занимали очень приличные места. В этом году результат также весьма неплохой — 11-е место. Проблема в том, что наше аналитическое подразделение не может дать рекомендации министерствам, не может оценить, по каким параметрам мы уступили первой десятке. Они берут цифры с сайта Минрегиона, берут существующие формулы с этого же сайта, и у них получается, что по достигнутым показателям мы в пятерке, а по совокупности достигнутого уровня и темпов изменений, сформулирую мягко, лидеры. У меня нет никаких сомнений в корректности расчетов, сделанных федеральным министерством регионального развития, мне просто хотелось бы понять, где мы делаем ошибку :)) С этим планирую разобраться.
3.Буду завершать пункты плана четвертой недели.


В пятницу проехал за рулем до границы со Свердловской областью, до Теплой Горы. Все краевые дороги в достаточно приличном состоянии, и по качеству покрытия, и по содержанию. На трассе Пермь-Чусовой вспомнил, как ее строили не без проблем. Кое-где огрехи видны, например, продольные трещины. Дорога долго уже простояла и, в общем, простояла неплохо. Есть жесткие мертвые зоны. Надеюсь, что по современным нормативам проектировщики такого уже не создадут.
В Старом Бисере жители рассказали, что дорога к ним от основной трассы, а это 12 км, была построена в гравийном исполнении примерно в 2004 году. Зимой мы по ней, конечно, проехали, но со слов жителей весной и осенью ее нет. Поручил Минтрансу разобраться. Конечно, очень много времени прошло. Дорога муниципальная, и найти, кто напортачил, будет сложно, но попробуем.


Один из депутатов Заксобрания предложил, как он сказал, «для общего развития», неофициально и без предупреждения посетить отдаленные населенные пункты края.
Сегодня мы этот план реализуем. Куда едем — не знаю, с кем встречаемся — не знаю.


В 1882 году в Теплой Горе граф Шувалов построил домну эллиптической формы, то есть в форме эллипса, которая обычно не применяется. Изобрел ее некий местный профессор Соколов. После войны домна закрылась. Построили цех по производству чугунной запорной арматуры. Попросту говоря, это краны для трубопроводов. В 1953 году начали выпускать чугунные ванны.
Несколько лет назад завод обанкротился, и его стали распродавать. Часть цехов, тех, что производили ванны, как и полагается варварам, распродали на металлолом. Механообработку арендовал вполне приличный молодой парень, крутится, получает заказы. Не без проблем, но жизнь есть. В ближайшее время будет продаваться еще одна часть предприятия, важно не допустить, чтобы и его растащили.
В поселке есть еще одна проблема: ветхие тепловые сети и старая котельная. Планируется строительство новой котельной стоимостью 38 млн. :( Чтобы понять цифру, надо с чем-то сопоставлять.
Бюджет муниципалитета поселения — около 7 млн. рублей в год. Здесь 3400 жителей, то есть примерно по 2 тыс. рублей на человека в год.
Еще одна цифра для размышлений. В поселке расположено краевое учреждение – школа закрытого типа, иными словами, школа для малолетних преступников. Очень приличная школа. Шестьдесят воспитанников, бюджет 26 млн. рублей. Более 400 тысяч на человека. За обучение в обычной школе мы платим примерно 30 тыс. в год.


Пообщались с малым бизнесом, с людьми, которые занимаются заготовкой и переработкой древесины. Интересная получается картинка.
Были времена, когда лес отдавался почти даром и по непрозрачным правилам, примерно по 50 рублей за куб на корню. Через какое-то время государство начало организовывать аукционы. Достаточно понятный и прозрачный механизм, но очень дорогой для бизнеса. Цена на лес составляла около 250 рублей за куб на корню. На этом этапе государство озаботилось, что весь лес идет в лучшем случае на пиломатериал, то есть глубина переработки была минимальна. Очень захотелось, чтобы появились современные производства, создающие большую добавочную стоимость, и было принято решение распределять лес тем, у кого есть планы по созданию таких производств, так называемые инвестпроекты.
По этим инвестпроектам лес был распределен примерно по 28 рублей за куб на корню. Несложно предположить, к чему это привело. Те, кто получил право заготовки леса по этой схеме, начали реализовывать его тем, кто раньше покупал его с аукционов. Примерно по той же цене, а может, даже чуть дороже, чем продавало государство, примерно по 300 рублей за куб.
Самое странное, что рынка леса на корню так и не сложилось. Вообще-то ведь неважно, по какой цене человек получил лес у государства. Обмануло себя государство и обмануло, это отдельный вопрос. Но, похоже, не создано мотивов рационально этим лесом распорядиться. Его нет на рынке в достаточном объеме. С причинами еще стоит поразбираться.
Есть еще одна странная тема. Люди, живущие в сельских районах, имеют право выписывать себе лес на дрова по льготным ценам, фактически, бесплатно. Что дальше происходит с этим лесом? Люди идут к лесозаготовителям, отдают им право вырубки. Те собирают огромные объемы, заготавливают лес для себя, а людям отдают дрова, которых у них в отходах немеряно. Отчасти сельские жители просто продают право на заготовку леса профессиональным заготовителям, а в случае необходимости дрова покупают у них. В общем, и эту схему прозрачной не назовешь.